Родиноведение: возвращение к истокам

В фондах Кыштымского историко-революционного музея хранится книга «Родиноведение», которая, как предполагается, была издана в Челябинске в 1918 году. Это документальное свидетельство творческого поиска, в котором находилось система образования в России в начале XX века.

О чём поведали печати

Само понятие «родиноведение» звучит для нас непривычно. Слово и в письменной, и в устной речи практически не встречается. На интуитивном уровне мы понимаем его синонимичность с термином «краеведение», но автор такую позицию не разделяет. М. И. Силищенский уже на первой странице категорично заявляет: «Неправильные синонимы родиноведения: отчизноведение, отечествоведение и отчасти краеведение». Мы приводим фразу в современной письменной традиции, сама же книга издана на основе орфографии царской России.Книга – это 25 текстовых страниц. Переплёт очень скромный.

Motherland

Есть много признаков, которые позволяют судить, что изначально переплёта не было совсем. Он появился, когда книга оказалась в библиотечном фонде. Да и книгой это печатное издание можно назвать условно. Как объясняется в тексте, это – «конспект лекций, читанных в Костроме и Калуге в 1916 г. и в Челябинске в 1917 г. М. И. Селищенским». Правильнее было бы назвать это издание методическим пособием.В Государственный каталог музейного фонда РФ конспект внесён под названием «Учебник. «Родиноведение» М. И. Селищенским» (номер 11357619). В Госкаталоге РФ нами выявлены ещё два таких же печатных издания под названием «Книга. Родиноведение/М. Селищенский» (8252935 и 8252947). Они хранятся в Государственном историческом музей Южного Урала. Кыштымский экземпляр в отличие от «областных» собратьев отличается не только потрёпанным переплётом, но и наличием штампов и различных пометок. Они раскрывают факты из «биографии» учебника. На первой странице нашего издания – шесть штампов и круглых печатей, а также несколько рукописных пометок. По старой библиотечной традиции проштампована и 17-я страница издания.Примечательно, что впервые как фондовая единица этот учебник (будем пользоваться терминологией Госкаталога музейного фонда РФ) зафиксирован в нашем Музее в 1988 году. Спустя 32 года сложно говорить о его происхождении. Никаких данных об этом в Музее нет. 

Motherland 1

Но согласно штампам, прежде чем попасть в наш музейный фонд, учебник хранился в Челябинском Губмузее. Имеется штамп с текстом «Челябинская обл. Наша Родина СССР». На круглых печатях оттиснуто – «Челябинский Губернский Библиотечный коллектор». Имеются также штампы «Проверено». Один датирован 1939 годом, второй – 1940-м. «Проверочные» штампы имеют немаловажное значение. Возможно, они связаны только с физическим состоянием книги. Но возможен и второй смысл: проверка показала, что для советской власти учебник идеологически безвреден.Мысли и предложения М. И. Селищенского, изложенные в учебнике, не подлежат запрету, хотя в 1917 году он, скорее всего, мог говорить о Родине времён монархической России или демократической, когда свершилась Февральская буржуазная революция.

Белые против красных

К сожалению, не удалось установить, в какой именно период М. И. Селищенский выступал с лекциями в Челябинске. Но то, что учебник издан в 1918 году (при этом в самой книге дата не указана), выводит поиски по его истории на новые горизонты.

Известно, что до 26 мая 1918 года в Челябинске свои позиции утверждала советская власть. В такой неопределённый период сомнительно, что типография взялась бы исполнять заказ на печать учебника. Затем город захватили мятежные части чехословацкого корпуса. 3 июня 1918 года в город вошли колчаковские части. Белые удерживали город до 24 июля 1919 года. Можно предположить, что учебник был отпечатан в период колчаковской белогвардейской власти, при которой в городе, как и при царизме, продолжалась предпринимательская деятельность и оживилась культурная жизнь. В Кыштыме в этот же период возобновились занятия в Прогимназии. В фондах нашего музея, например, хранится квитанция Алферовой Ал. (КИРМ КП-4077) подписанная Е. Толкачевой о том, что ученица первого класса внесла плату за немецкий язык «за учение во второй половине 1918/1919 года».На последней странице учебника указано, что он отпечатан в Челябинске, в типографии «Печатное Дело». В энциклопедии «Челябинск» известный историк и краевед В. С. Боже приводит такие данные ( http://www.book-chel.ru/ind.php?what=card&id=3746 ):«Одной из старейших в городе была типография А. Н. Карпинского, осн. в 1876 и располагавшаяся на углу ул. Большой и Сибирской (ныне ул. Цвиллинга и Труда). Именно в этой типографии печатались телеграммы о боевых действиях в ходе рус.-тур. войны 1877–78, являвшиеся своеобразными предвестника­ми газет (одна из таких телеграмм за 3 февр. 1878 хранится в фондах ЦИКНЧ. После смерти Карпинского (1906) его наследники продали типографию Еремею Егоровичу Егорову, к-рый в 1908 разместил ее в здании, располож. на ул. Мастерской, 3 (ныне ул. Пушкина), и оснастил новыми машинами и шрифтами. Однако в янв. 1911 Егоров выставил ее на продажу за 20 тыс. руб. При этом указывалось, что типография обеспечена заказами на круглый год, освещается своим электричеством, а помещения, занимаемые ею, можно сдавать внаем. В этот период в типографии работали 20 рабочих. Предпр. было продано и уже в 1913 носило назв. “Печатное дело” (быв. Т. Егорова). В рекламе говорилось: “Оборудована новейшими машинами и первоклассными материалами. Получены специальные книжные шрифты. Склад и фабрика ученических тетрадей установленного образца. Принимаются заказы на всевозможные типографские, переплетные, линовальные и картонажные работы по умеренным ценам. Исполнение скорое и аккуратное. Электротипография помещается в Челябинске, временно на ул. Мастерской в доме Е. Егорова, а затем будет помещаться в центре города, в собственном помещении, по ул. Азиатской, смежно с Государственным банком».Получается, что издание не только вышло в свет в переломный период российской истории, но и служит примером технического прогресса: отпечатана в электротипографии на новейших машинах. Хотя, как уже говорилось, выглядит издание очень скромно. И это заставляет нас вспомнить о штампе «Челябинский Губмузей». В публикации «Музей наглядных пособий» В. С. Боже описывает историю этого учреждения.

Motherland 2

Опуская подробности, скажем, что существовал музей до 1919 года, а потом его фонды были переданы Губернскому музею местного края. Можно предположить, что конспект лекции М. И. Селищенского предназначался для Музея наглядных пособий. Одной из его функций было обеспечение наглядными пособиями школьных и внешкольных учреждений. Ведь «учебник» и есть пособие, разъясняющее суть родиноведения и дающее советы как продвигать родиновоедение в системе школьного образования.

Селищенский или Силищенский?

Кто такой М. И. Селищенский?

В энциклопедиях и энциклопедических словарях данные по этому человеку найти не удалось. Но постепенно в зону поиска стал попадать другой человек – Митрофан Иванович Силищенский, российский географ, картограф, профессор. В Государственном Эрмитаже, например, хранится Картограмма мирового хозяйства до 1936 года XX века.

Motherland 3

Указаны годы жизни составителя . М. И. Силищенского – 1878-1944. Существует Географический атлас» М. И. Силищенского 1980 года издания (https://www.livelib.ru/book/1001205299/about-geograficheskij-atlas-m-i-silischenskij). Этот атлас выдержал три издания. А самое первое из них появилось ещё в 1929 году. На сайте Российской научной библиотеки можно узнать, что составил его профессор М. И. Силищенский, а издателем выступило акционерное общество «Советская энциклопедия» (http://nlr.ru/e-case3/sc2.php/web_gak/lc/89356/1). В других источниках указывается, что М. И. Силищенский учился на географическом факультете Московского государственного университета, затем в Сорбонне (Париж). Знал семь европейских языков. Преподавал в Московском университете. Был членом редакционной коллегии первого издания Большой Советской энциклопедии, возглавлял картографическую редакцию. В 1930 году его арестовали и сослали в Ташкент без права переписки. В 1936 г. вернулся из ссылки, но жить ему разрешили только в Твери (тогда Калинин), где он преподавал на кафедре социально-экономической географии и территориального планирования Калининского педагогического института (ныне Тверской государственный университет). Эти данные подтверждает публикация в газете «Учительская газета» (http://www.ug.ru/old/99.34/t5.htm), в ней о своём муже рассказывает Наталья Николаевна Богатская. Есть и краеведческие работы учеников Андреевской школы Солнечногорского района Московской области, которые М. И. Силищенского считают своим земляком (https://infourok.ru/prezentaciya-po-geografii-na-temu-silischenskiy-geograf-i-kartograf-1032326.html). Работу шестиклассницы, конечно же, можно отнести к достоверным источникам с известной долей условности, но она не противоречит ранее собранной информации. В презентации школьница и её руководитель приводят фотографию могилы М. И. Силищенского, что бесповоротно снимает все вопросы о правильности написания его фамилии. Была предпринята попытка списаться со школой и историко-краеведческим музеем Солнечногорского района, но запросы об информации, к сожалению, остались безответными.

Открытые источники дают информацию не только о картографе Силищенском. Митрофан Иванович активно вёл лекционную работу, в том числе по теме родиноведения. Об этом свидетельствует учебник из фондов нашего музея. Об этом говорят и другие источники в том числе «Курс белоруссоведения: лекции, чит. в Белорус. нар. ун-те в Москве летом 1918 г. : с библиогр. указ. по каждому вопр. и с прил. этногр. карты белорус. племени акад. Е. Ф. Карского». Экземпляр такого курса хранится в Российской государственной библиотеке (https://search.rsl.ru/ru/record/01002787372). Такое же печатное издание имеется и в Национальной библиотеке Беларуси (электронный каталог https://e-catalog.nlb.by/Collection/BY-NLB-br559352/Details). В этом сборнике помещена работа М. И. Силищенского «К вопросу о методике родиноведения». Надо полагать, что после лекций в Костроме, Калуге и Челябинске Силищенский вернулся в западные районы бывшей Российской империи и продолжил то дело, которому посвятил жизнь. И дело это – география.

«Пятёрка» по родиноведению

Родиноведение – что это? В открытых источниках толкование даётся двоякое. Например, указывается, что курс «Родиноведения» преподавался в царской России только один учебный год – 1916-1917. Но некоторое время помнили о нём и в Советской России. В Государственном каталоге музейного фонда РФ есть немалое количество изданий по этому курсу. Среди них пособие, изданное в 1919 году, – «Родиноведение и локализация в народной школе» (15792098). Учебник 1905 года «Родиноведение» (12848438) и учебник 1904 года «География Вятской губернии (родиноведение)» (8467234).Чтобы прояснить суть вопроса, сошлёмся на публикацию кандидата исторических наук, доцента кафедры «Управление развитием образования» Омского государственного педагогического университета О. Кирьяш (журнал «Омский научный вестник. Серия «Общество. История. Современность». 2017) https://cyberleninka.ru/article/n/rodinovedenie-kraevedenie-regionalnaya-istoriya-kak-strukturnye-elementy-patrioticheskogo-vospitaniya-v-rossiyskoy-shkole.Она считает, что пересмотр подходов к образованию привёл к переосмыслению содержания, практики преподавания такого предмета, как «История России». В этой связи исследователи вернулись к мысли возвращения «Родиноведения» в школьный курс. И действительно, такой опыт встречается в современной школьной практике и преподносится как новация. Один из примеров – публикация «Пятёрка» по родиноведению» в газете «Амурская правда» за 15 октября 2009 года (https://ampravda.ru/2009/10/15/023523.html). Процитируем публикацию:«Когда я спросила семиклассников ивановской школы № 1, чем им интересен предмет «родиноведение», наперебой посыпались ответы: «Мы узнаём новое про наши реки, про редкие растения и животных», «Нам рассказывают, чем славен наш район и наше село», «Потому что это про нашу малую родину, она у нас одна, и мы её любим».Ольга Кирьяш, пишет, что до революции 1917 года сложилась достаточно мощная методическая школа по родиноведению. В реальной жизни провести чёткую границу между краеведением, и Родино ведением было достаточно сложно, так как большинство работ по Родино ведению по своей структуре, содержанию, подходу в описании были краеведческими. После революционных событий 1917 года термин «краеведение» окончательно утвердился в научной среде, а смысловое значение понятия «родиноведение» вошло в его состав. Вошло, но при этом не исчезло из памяти. Публикация в указанной выше «Амурской правде» показывает, что учителя-новаторы и школьники нашли для себя этот ответ. И он сводится к тому, что родиноведение – это изучение малой родины, начиная от улицы, школы и заканчивая селом или городом, а не всей России. Специфической чертой Родиноведения можно считать её междисциплинарность – сплав знаний по географии, биологии, истории, естествознанию отдельной территории. Это, как уже говорилось, современное прочтение понятия «родиноведение». Вернёмся к истокам и посмотрим, как в 1917 году понимал родиноведение профессор М. И. Силищенский, какое наследие он оставил в учебнике, который ныне хранится в фондах Кыштымского историко-революционного музея?

Музей – колыбель родиноведения

М. И. Силищенский утверждает:

«Родиноведение правильно понимаемое, есть систематическое познание родины, в смысле губернии, уезда, города-завода, села по методам и принципам географии» (стр. 2).И далее:«Воспитывающее значение Р. велико. Оно развивает наблюдательность, активность, любовь к родине и отечеству, общественности, интеллектуальности и эстетические эмоции, живое чувство любви и бережного отношения к природе, кладёт основу   и вырабатывает стройное мировоззрение» (стр. 6).Другими словами, родиноведение призывает воспитывать патриотов, начиная с изучения самого ближайшего окружения человека, с естественной географии места в котором он живёт, его истории. Как огромная река начинается с малого истока, так и познание своей Родины Силищенский призывает начинать с малой родины. При этом и Силищенскиий, и авторы других пособий и учебников по родиноведению ориентировались на идеи К. Д. Ушинского.У нас нет информации о том, насколько идеи родиноведения проникли в образовательную систему кыштымских училищ конца XIX и начала XX веков. Но сам подход к родиноведению, о котором пишет Силищенский, в культурной жизни Кыштымских заводах проследить можно. По мнению Силищенского, высшей формой выявления занятий по родиноведению являются, главным образом, экскурсии, а работа с руководителем идет и на экскурсиях, и в форме лабораторно-эвристического метода (стр. 8). То есть в основе – творческое познание малой родины. в образовательных методиках поясняется, что при эвристическом методе обучения преподаватель не знает заранее, к какому решению поставленной задачи придут ученики. В этом методе перед учениками ставятся задачи, не имеющие однозначного решения, и они должны самостоятельно выдвинуть возможные способы решения проблемы, подтвердить их или опровергнуть, и достичь в итоге неожиданного зачастую результата. Формы и методы эвристического обучения – это те, основной задачей которых является создание учащимися новых образовательных результатов: идей, сочинений, исследований, поделок, конкурсов, художественных произведений и др.

М. И. Силищенский считает:

«Музей родного края – фокус местной природы и жизни человека, колыбель и очаг Родиноведения, учебный кабинет и лаборатория, деятельный проводник культуры, самопознания, бережно любовно охранного отношения к памятникам природы и человеческого творчества, основное ядро Музея в самом широком его понимании» (стр. 17).Из истории Кыштыма известно, что управляющий Кыштымским горным округом Павел Михайлович Карпинский стоял у истоков появления в Кыштымском заводе обширной коллекции различных экспонатов. Она размещалась во флигеле Белого дома. Большинство тех, кто видел это собрание, называли его музеем. Так и писали: «Открыт Музей художественного литья и образцов почв и минералов Кыштымских дач». Всё это могло стать базой для родиноведения.

В путеводителе Весновского говорится:«Музей находится в здании, близ управления заводами. В музее несколько отделений: минералогическое, геологическое, заводское и историческое. Минералогическая и геологическая коллекции очень богатая и обширная; в них собраны тысячи образцов разных руд и различного рода ископаемых и минералов. Здесь же можно видеть глыбы наждачного камня, богатые залежи которого находятся в окрестностях завода. В заводском отделе собраны отливки из чугуна и изделия из железа и стали. Обращает на себя внимание художественное литье из чугуна, выделываемое в Каслинском заводе. Отливка тончайших медалей, ажурных блюд, бюстов и статуй очень чистая и тонкая. Есть вещи положительно превосходные по рисунку и исполнению. Искусство формовщиков видно особенно на мелких брелоках к часам и на часовых цепочках». (Весновский В. А. Иллюстрированный путеводитель по Уралу / В. Весновский. – Изд. первое. – Екатеринбург: Тип. «Урал. жизни», 1904. – 442с.: ил., 23 л. ил.)Но как известно, от музея, основанного П. М. Карпинским, остались только восторженные отзывы путешественников, включая Д. И. Менделеева, да несколько фотографий 20-х годов прошлого века, которые дают некоторое представление о том, как он был устроен.

Motherland 4

Вот такой получился замкнутый круг: в фондах Кыштымского историко-революционного музея хранится книга, которая воскрешает образ дореволюционного Музея Кыштыма.В заключение скажем, что учебник «Родиноведение» М. И. Силищенского входит в государственную часть Музейного фонда Российской Федерации. Учебник относится к фондовой коллекции «Редкая книга» (входит в фондовую коллекцию «Прочие») МУ «Кыштымский историко-революционный музей». Сейчас в этой коллекции 407 предметов. Фонд начал формироваться в 1980 г. В основе собрания – издания, выпущенные с 1889 по 1989 г. Хронологически учебник М. И. Силищенского вход в фонд изданий до 1917 года (включительно). Всего в этом фонде хранится 52 экземпляра.

Прочитано 1473 раз