Не бойтесь пожирателей праха

Признанный специалист, искусствовед, научный сотрудник Тульского историко-архитектурного музея (ТИАМ) Ирина Григорьевна Ковшарь считает, что исторически сложилось так, что кладбища в целом и надгробия в частности выпали из сферы интересов отечественной культурологии. Это особенно досадно потому, что они обладают значительной исторической, художественной, семантической ценностью, не говоря уже о нравственном их значении («Семантика изображений тульских белокаменных надгробий XIX века» Ковшарь И. Г. (Тула). Напомним, ТИАМ стал первым в России провинциальным музеем, который в своей научной деятельности выделил некрополистику в отдельное направление.

Кладбища Кыштыма, на которых имеются захоронения XIX века, подтверждают этот вывод. Могилы знаменитых кыштымцев пребывают в забвении, а надгробия, имеющие художественную ценность, разворовываются.

В некрополистике различают несколько типов надгробий, которые встречаются практически повсеместно на русских православных кладбищах XIX и начала XX веков. Основные типы: жертвенник, саркофаг, Крест на Голгофе, конус, перебитый кубом (или муфтированный), колонна, перебитая кубом (или муфтированная), аналой, «часовня». На старом кыштымском кладбище (кладбище «3-й километр») за время его обследования были выявлены памятники (установлены до 1917 года), которые соответствуют указанной типизации. В том числе, выявлены саркофаги. Уточним, что пока изучена лишь малая часть кладбища, и, возможно, будут найдены другие надгробия подобного типа. Кстати, на кладбище обнаружены и необычные надгробия, которые пока затруднительно отнести к какому-либо типу. Одно такое надгробие в форме арки (или дуги) мы откопали под завалами мусора в минувший летний сезон.

Саркофаг считается самым распространенным типом надгробий. Саркофаг – по-гречески, "пожиратель праха" – надгробный памятник в виде стилизованного гроба: с прямыми, либо закругленными или скошенными гранями, помещённый на ножки-шары или лапы на плинте и цоколе. Впервые появился в петровское время в местностях богатых белым камнем, просуществовал до начала XX века. Стиль "саркофага" зависел от моды и изменялся от барокко до эклектики. В резном декоре подобных надгробий часто отражена растительная тематика совместно с изображением Голгофы или Адамовой головы. Со второй половины XIX века начинают появляться надгробия из привезенных материалов – мрамора и гранита. Надгробие типа "саркофаг" распространено в основном на могилах мещан, крестьян и купцов. Эпитафия обычно вырубается на верхней стороне (горизонтальная плоскость) саркофага либо на плите, врезанной в крышку. На крышке надгробия в низком плоском рельефе наносили изображение «Голгофа со страстями» (крест на горке, копие и трость). Ориентировалось это изображение по оси восток-запад. Это общепринятая трактовка саркофагов, как одного из типов надгробий. Насколько соответствуют этим описаниям кыштымские надгробия?

На наш взгляд, к саркофагам можно отнести надгробие Щукиной Ольги Максимовны.

Pozirateli 1

Надгробие О. М. Щукиной (общий вид)

Если говорить о старом кладбище, то это надгробие могло бы стать его символом. Других подобных памятников мы пока не нашли. Его архитектура объединила нескольких типов надгробий. Первое впечатление, которое оно производит на неискушённого человека никак не связно с похоронами. Как бы кощунственно это ни звучало, но саркофаг, установленный на цоколе, больше напоминает… ванну. Его внутренний объём   заполнен грунтом, потому что функционально он является цветником.

Pozirateli 2

Надгробие О. М. Щукиной (вид сверху)

Однако не всё так просто. Несмотря на хорошую сохранность объекта, очевидно, что часть деталей памятника безвозвратно утрачены. Сохранились фотографии саркофага середины 90-х годов прошлого века. Хорошо видно, что на его западной стороне раньше стояла Голгофа с Крестом.

Pozirateli 3

Саркофаг О. М. Щукиной в начале 90-х годов XX века. Голгофа ещё на месте

"Голгофа" – самостоятельный тип надгробного памятника в виде глыбы, увенчанной крестом. Напоминает о Голгофе, на которой был распят Иисус Христос. Памятники подобного типа есть и на кыштымском кладбище.

Pozirateli 4

Крест на Голгофе символизирует искупительную жертву распятого на Голгофе Христа

Изображение "Голгофы" часто встречается на надгробных плитах: крест на подставке в виде холма или ступенек, под которым помещен череп с костями ("голова Адама"); иногда крест рисуют с орудиями пыток Спасителя (копье и трость с губкой). В нашем случае, как уже говорилось выше, надгробие О. М. Щукиной представлено смешением различных типов памятников, с ключевым фрагментом в виде саркофога и Голгофы с Крестом.

Скорее всего, Крест на Голгофе был уничтожен ещё в 20-30 годы прошлого века в период атеистических погромов кладбищ. А камень, символизирующий Голгофу, был украден уже в наше время. И это не единственный пример мародёрства, перед которым беззащитны старинные могилы.

На южном боковом фасаде саркофага Щукиной надпись в три строки:

Здъсъ покоится раба Божiя

Ольга Максимовна

Щукина.

Такое расположение частично соответствует типологии таких памятников. На южной стороне указывается фамилия, имя и отчество умершего и его социальный статус. На северной стороне полагалось размещать плач – эпитафию вдовы или вдовца, или детей. Обычно в стихотворной форме. В нашем случае на северном боковом фасаде размещена двухстрочная надпись:

Скончалась 23 Iюня 1912 го

на 47 г. отъ рожденiя.

С помощью краеведа И. В. Неповинных, которая успешно занимается родоведением, в метрических книгах выявлены дополнительные данные: Ольга Максимовна Гуськова родилась 26 июня 1864 г. В 1883 году (19 января) вышла замуж за Николая Сергеевича Щукина.

В России конец XIX – начала XX веков отмечен ростом моды на классицизм. Это прослеживается и в оформлении саркофага. Его боковые фасады украшены растительным орнаментом. Саркофаг словно увит каменными листьями. Но это не абстрактное растение, а стилизованное изображение аканта.

Акант (или аканф) – название средиземноморского растения, форма листьев которого послужила основой украшений коринфских и сложных капителей колонн. В Кыштыме акант «растёт» на капителях колонн Белого дома и церкви Рождества Христова.

Сохранилась легенда о происхождении коринфской капители: «Некая девушка, гражданка Коринфа, уже достигшая брачного возраста, заболела и умерла. После похорон её кормилица, собрав несколько вещичек, которые эта девушка берегла при жизни, как зеницу ока, уложила их в корзинку, отнесла к гробнице и поставила на могилу; а чтобы они подольше сохранились под открытым небом, покрыла их черепицей. Эта корзинка случайно была поставлена на корень аканфа. Тем временем, с наступлением весны, корень аканфа, придавленный тяжестью, пустил из своей середины листья и стебельки, которые, разрастаясь по бокам корзинки и прижимаемые в силу тяжести углами черепицы, принуждены были загнуться в виде оконечностей волют. В это время афинский скульптор Каллимах, проходя мимо гробницы, обратил внимание на эту корзинку и на нежность обросших ее молодых листьев. Восхищенный новизной вида и формы, он сделал для коринфян несколько колонн по этому образцу, определил их соразмерность и установил с этого времени правила для построек коринфского ордера». Именно такие классические образцы капителей и использовались потом на протяжении веков. Стилизованное изображение аканта стало важным элементом и в погребальной символике.

Саркофаг Щукиной словно повторяет корзинку, которую древнегреческий скульптор Каллимах увидел на гробнице умершей девушки. То, что саркофаг использовали ещё и как цветник, только добавляет новую смысловую нагрузку. В Средиземноморье акант обозначал символ Вечной жизни и бессмертия души. В аканте видели Жизнь, рог растущей луны, почитание изящных искусств. А форма аканта необычайно пластична и динамична. Всё это и обеспечило её долгую жизнь в искусстве. В средневековом искусстве изображение листьев аканта ассоциировалось с чертополохом и терновым венцом, напоминающим о страданиях Христа. Поэтому такой мотив был одновременно символом жизни, динамики, роста и осознания греха, боли, сострадания к ближнему.

Таким образом понятно, что надгробие Щукиной не является просто обозначением места погребения, но имеет определённую смысловую нагрузку. Совокупность элементов, сочетание аканта с Голгофой и Крестом может трактоваться и с языческой, и с христианской точки зрения. Изменение художественного решения надгробия позволяет говорить о появлении тенденции к чисто механическому использованию элементов изображений на саркофаге с явным отступлением от канона подобного типа надгробий.

Если о саркофаге О. М. Щукиной, определяя его тип, мы говорим всё с долей условности, то другие саркофаги, которые находятся на старом кладбище, имеют все классические признаки. Речь идёт о семейном месте Корольковых.

Pozirateli 5

 Классический тип саркофагов

Об этом мы расскажем в последующих материалах.

P.S. Музей обращается к посетителям сайта с просьбой помочь восстановить биографию О. М. Щукиной. Пока данные об этом человеке ограничиваются скромными данными из метрических книг.

Прочитано 106 раз