Музей говорит: «Спасибо!!!»

Мы продолжаем серию публикаций о дарителях, благодаря которым музейный фонд пополняется новыми интересными предметами.

В очередной раз нас восхитила Галина Васильевна Папулова. Большое столовое овальное блюдо, которое она подарила Музею, достойно того, чтобы войти в золотой фонд экспонатов.

Spasibo 1

Овальное блюдо родом из царской России

Галина Васильевна в хорошем смысле слова человек неуёмный. Она и литератор, и руководитель движения «Серебряный волонтёр», и вожак ветеранской организации. Она помогает людям, а люди помогают ей. Как рассказывает Галина Васильевна, однажды в разговоре со своей знакомой она помечтала о том, что хорошо бы иметь в своей кухне большое блюдо для пирога, чтобы удобнее было подавать его гостям. И неожиданно именно такое блюдо оказалось у этой её знакомой. Увы! Посмотрела Галина Васильевна на подарок и поняла, что блюдо царских времён – крепкое и надёжное – вызывает трепет: «А если разобьётся?!» Блюдо уже сполна послужило людям и достойно стать музейным предметом. Всё при нём – изящество линий и формы, кузнецовские клейма с коронами и патина времени на белой глазури. У блюда солидные размеры – по длине почти 49 сантиметров, шириной – 36 и высота посудины – 5 сантиметров.

Расшифрованное клеймо на донце подноса гласит, что оно было изготовлено в Новгородской губернии на знаменитом заводе И. Е. Кузнецова в Волхове.   Такие клейма использовались в период с 1880 по 1913 гг. То есть речь идёт о знаменитом кузнецовском фарфоре? Сделаем небольшое пояснение.

Spasibo 2

Клеймо Е. И. Кузнецова

Все наслышаны о кузнецовском фарфоре М. С. Кузнецова. Но мало кто знает о существовании второго Кузнецова – Ивана Емельяновича, двоюродного брата Матвея Сидоровича Кузнецова. Именно это клеймо – «И. Е. Кузнецов» – находится на блюде. В состав империи И. Е. Кузнецова входили три фарфоровые фабрики (Бронницкая, Волховская и Грузинская), Чудовский стекольно-хрустальный завод, а так же другое сопутствующее производство. Продукция фабрик Ивана Емельяновича в отличие от изделий заводов знаменитого М. С. Кузнецова была более повседневной, но, ничуть не уступала по качеству исполнения. По мнению некоторых экспертов, в настоящее время продукции фабрик И. Е. Кузнецова сохранилось в разы меньше, чем фабрик М.С. Кузнецова. Для коллекционеров предметы, выпущенные на фабриках И.Е. Кузнецова, более востребованы в силу их редкости и качества.

Spasibo 3

Таблица клейм фабрик Е. И. Кузнецова

Клеймо, которое имеется на донце блюда, указано в таблице XIV в книге Селиванова А.В. "Фарфор и фаянс Российской империи", выпущенной в 1904 г. Собственно говоря, клейм два. Один оттиск – синий, а рядом второй – в технике контррельефа. Такие клейма иногда называют «маркой в тесте», поскольку оттиск делают на сырой заготовке до глазурования и обжига. Впрочем, сказать, что все загадки блюда уже разгаданы, было бы неправильно. Например, было бы интересно узнать, как использовались такие блюда в конце XIX и начале XX веков. Ведь культура питания и кухонные традиции с тех пор сильно изменились.

С разгадкой клейм связан ещё один дар Г. В. Папуловой. Сначала в шутку Музею была обещана… скрипка. На деле струнный музыкальный инструмент оказался мандолиной. Вот как знаменитый русский писатель Владимир Иванович Даль описывает мандолину в своём «Толковом словаре русского языка»: «Мандолина – это разновидность гитары без перехвату, на которой играют косточкою или пёрышком». По словам Галины Васильевны, в начале 2020 года она искала среди знакомых балалайку для детского спектакля. Отозвалась предприниматель Татьяна Александровна Мельникова. На мандолине когда-то играл её отец, и чтобы инструмент получил вторую жизнь, она передала его Папуловой, ну а она посчитала вещь интересной для Музея.

Spasibo 4

Мандолина выпущена Шиховским Промколхозом в коне50-х годов прошлого века

По музейной классификации – это предмет прикладного искусства, быта и этнографии. В фондах Музея есть гармони, баяны, пианино но струнных инструменты очень мало. Мандолина – ценное приобретение. Внутри её корпуса сквозь резонаторное отверстие виден фабричный ярлык. Произведена мандолина Шиховским Промколхозом Шихово-Звенигородского района Московской области. В дате производства последняя цифра написана чернилами и уже выцвела, но можно предположить, что это 1959 год. Точно также вызывает затруднение написанный чернилами номер модели. Предположительно – № 6. Есть на ярлыке и фамилия специалиста ОТК (отдел технического контроля), которая читается как Шибалов или Шибанов. У истоков знаменитого шиховского музыкального промысла стоял крестьянин Емельянов, работавший в гусельной мастерской в Москве. Он и начал ещё в конце XVIII века дело, которое продолжили потомственные мастера Краснощёковы, Поляковы, Буровы, Шибаловы, Стариковы, Суровы, Симаковы. К концу XIX века музыкальный промысел становится основным для крестьян Шихова. Кстати, не предком ли Шибалова является специалист ОТК из 1959 года?

В послевоенное время Шиховский промколхоз выпускал восемь разновидностей гитар, три варианта мандолины и комплект домрового оркестра из 16 инструментов. Продукция его широко расходилась по стране. На смену Промколхозу пришла фабрика по производству музыкальных инструментов. В 2007 году производство инструментов, став нерентабельным, закрылось.

Густой замес кыштымской истории мы ощутили, когда получили в дар от Г. В. Папуловой глиняный горшок. В 2018 году его передал Галине Васильевна участник Великой Отечественной войны десантник Дмитрий Иванович Сорокин (23.10. 1923 ­– 11.06.2020). Он же в своё время и поправил её, когда она поинтересовалась у него, зачем в кухне на полу стоит глиняный сосуд. Дмитрий Иванович просветил гостью, что сосуд называется малой латкой, и когда-то его мама – Анастасия Филипповна ставила в нём тесто.

Spasibo 5

Малая латка. Принадлежала участнику Великой Отечественной войны Д. И. Сорокину

На ту пору латка служила Сорокиным уже больше 60 лет, и как предположил фронтовик, произведена она была в Кыштыме гончарной артелью инвалидов. Он хранил её как память о матери. В словарях даются различные толкования слову «латка», но объяснения про сосуд для приготовления теста – не встретилось. Возможно, это наше местное кыштымское диалектное словечко. В газете «Кыштымский рабочий» от 19 февраля 2021 года в публикации «Улица, полная семейных историй» также встречается упоминание о латке. У Сорокиных – «малая латка» ёмкостью около пяти литров, а в публикации упоминается «ведёрная латка» ёмкостью 10 литров. Но предназначение глиняной посуды такое же – закваска теста. Вот так через поколения до нас дошло и старинное слово, и семейная реликвия фронтовика, воевавшего с октября 1941 года по январь 1943 года и комиссованного после тяжёлого ранения. Пока он лежал в госпитале, родители получили письмо о гибели сына. Но он выжил и вернулся в отчий дом.

В числе предметов, переданных Галиной Васильевной Папуловой в дар Музея попала и десертная тарелка выпущенная заводом им. Калинина. Имеющееся клеймо показывает, что такие изделия выпускались в период 1974-1991 гг. Как говорит даритель, эта тарелка всегда была у неё под руками и сама по себе превратилась в семейный раритет. Две сувенирные кружки «Кунгур» – подарок ветерана школы № 13 учительницы Зинаиды Андреевны Устиновой, которые теперь также будут храниться в Музее. Но ещё большее уважение вызывает чернильница-непроливайка, которую Галина Васильевна сберегла из своего школьного детства. Отцовский подарок до поры до времени хранился у неё в заветном местечке, но когда подобралась «коллекция» фарфоровых и фаянсовых изделий, приготовленных в дар Музею, она добавила в коллекцию и «именную» чернильницу.

Spasibo 6

Чернильница-непроливайка

Во времена, когда школьники писали металлическими перьями и использовали жидкие чернила, такие «непроливайки» имелись у каждого школьника и во всех учреждениях. Устроены они были так, что при опрокидывании чернила не выливались и не портили вещи. Фаянсовая чернильница имеет коническую форму, в верхней части голубая полоса. На донце виднеется клеймо Полонского фарфорового завода (город Полонное, Хмельницкая область Украины). Завод работал с 1880 года и обанкротился в 2011 году. По таблице клейм удалось уточнить дату производства изделия – 1960-1970 гг.

И в самом конце расскажем ещё об одном приобретении Музея. Металлический винтажный комнатный термометр принёс в Музей Борис Викторович Ахмин. В разных источниках чеканку с термометром называют то «Кораблик», то «Парусник». Ему больше 50 лет, но всё также задорно вьётся вдоль ватерлинии лента волн, паруса наполнены ветром, а стрелка на шакале правдиво показывает температуру. Так и хочется сказать: «Большому кораблю – большое плавание!» Пусть всегда наполняются ветром паруса добрых намерений кыштымцев, и пусть такие корабли почаще заходят в музейную гавань с ценными дарами и мудрыми житейскими историями, которыми окутан каждый подаренный предмет. За каждый музейным экспонатом мы стремимся увидеть человека и обязательно сохраним память о его бескорыстных дарах.

Spasibo 8

Сувенирный термометр

Прочитано 67 раз