АНТИУГОНКА ДЛЯ КОБЫЛЫ

Продолжаем серию публикаций о предметах из фондов Кыштымского историко-революционного музея.

Предметы быта – живой голос прошлого. Иногда это весьма реальный «голос». Например, звук ботало – колокольчика, привязываемого на шею пасущимся лошадям, коровам, оленям (ботала – множественное число, в единственном числе следует говорить – бо'тало с ударением на первую «о»).

В фондах Кыштымского историко-революционного музея хранится 5 ботал. Одна из таких «погремушек» была передана в музей Евгенией Николаевной Серебряковой в 2003 году.

Botalo 1

Фото 1. Ботало для коровы. Из фондов КИРМ

Botalo 2

Фото 2. Гайка – «язык» музейного ботало. Из фондов КИРМ

Евгения Николаевна родилась в Кыштыме в 1929 году. Конечно же, в то время, когда на каждом подворье водилась домашняя скотина, и звук ботало она слышала с детства. Точно также она знала назначение ещё одного предмета, который передала в Музей чуть раньше – в 2000 году. Это конский замок – предмет домашней утвари, который также имелся в каждом хозяйстве, где держали лошадей.

Такой замок, как и ботало, можно считать тиражным музейным предметом. В фондах Музея, помимо названного, имеются ещё два замка с тем же предназначением. Выражаясь современным языком, конский замок – элемент противоугонной системы.

И ботало, и конский замок – рядовые предметы старинного быта кыштымцев. Ботала и конские замки имеют многовековую историю. Они известны в культурах разных народов. Может меняться форма, материал изготовления, но суть предметов остаётся неизменной. И в наши дни вешают колокольчики на шею бурёнок, и спутывают ноги пасущимся лошадям. Тем не менее, эти предметы быта, широко распространённые в прошлом, в наши дни переходят в новую категорию и становятся предметами музейного значения. Надо полагать, что Евгения Николаевна Серебрякова это хорошо понимала. За свою жизнь она передала в Музей свыше 500 предметов, и пятую часть в их общей массе занимают предметы материального быта. Кроме того, краевед Серебрякова записывала байки, легенды, частушки, загадки. Её воспоминания публиковались в городских газетах, в «Альманахе «Тихое зимовье». Кто сейчас сможет разгадать такое: «Шла свинья из Питера вся истыкана». Оказывается, это напёрсток. Или: «Еду, еду – следу нету, режу, режу – крови нету». А это лодка и вёсла.

Ботало – слово очень интересное. Его толкование можно встретить во многих словарях. В Толковом словаре русского языка Т. В. Ефремовой даётся пояснение, что ботало – это глухая погремушка, колокольчик из железного, медного листа или дерева, подвешивающиеся на шею пасущейся коровы или лошади. А в Толковом словаре уголовных жаргонов (под редакцией Ю. П. Дубягина и А. Г. Бронникова) ботало – это болтун, а ещё – тюремная похлёбка. В Словаре русских народных говоров ботало – это пустомеля. Дескать, «чо, ботало, грохашь (болтаешь чепуху)». Ботало – это ещё и язык болтливого человека. «Замолчи – привяжи своё ботало». Кстати, в словаре В. И. Плужникова «Термины российского архитектурно наследия» ботало и означает язык колокола. Конечно же, самое развёрнутое и подробное толкование слова даётся в Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля.

Понятно, что в нашем случае ботало – колокольчик. Высота музейного предмета (без кольца) – 9 см, ширина юбки колокольчика – 9,5 см. В коллекциях других российских музеев хранятся ботала полностью изготовленные из дерева.

Botalo 3

Фото 3. Музей Открытого хранения фондов Спасо-Суморина монастыря. Город Тотьма. Из открытых источников

Для северных оленей погремушки вырезали из кости. Некоторые ботала для коров и лошадей имеют художественную отделку, некоторые даже отлиты из бронзы. Но гораздо больше тех, которые не отличаются изысканностью и служат простой цели – подавать сигнал о том, где находится животное. И, тем не менее, их называют исчезающей красотой крестьянского быта. Даже при том, что ботала не столь красивы, как обычные колокольчики, и делали их для себя и для соседа, как говорится, особо не «заморачиваясь». Развёртку ботало вырубают из бросового куска металла и собирают на клёпках, а также при помощи пайки или сварки. Критериев пригодности было, пожалуй, всего несколько: колокольчик должен издавать звук, быть простым в изготовлении и настолько дешёвым, что приобрести его мог бы любой крестьянин. Ещё ботало должно быть долговечным. При этом ботала никак не назовёшь примитивным предметом.

Тот колокольчик, который подарила Музею Е. Н. Серебрякова, сделан очень аккуратно. Использовались различные техники: жестяницкие работы, ковка, штамповка. Есть основания полагать, что это не кустарная штучная работа, а, как минимум, поточное производство в мастерской или на фабрике. Заготовка для трапециевидного предмета, действительно, вырезана из цельного куска металлического листа (железо) толщиной 1-2 мм. При этом на отдельных участках под ржавчиной проглядывает жёлтый металл. Возможно, это бронзированное железо. Кольцо для подвески на верёвку также сделано из свёрнутой полоски жести. Юбка ботало внизу заклёпана. Без заключения металловедов утверждать сложно, но представляется, что при изготовлении ботало использовалась и пайка. Кромка юбки за время службы заметно деформировалась от частых ударов языка. В музейном образце он сделан из обычной тяжёлой гайки, но этот самодельный язык, скорее всего, подвесили взамен утерянного. При этом «погремушка» остаётся полностью исправной. Критерий долговечности подтверждён временем.

В начале XX века в России развивалась торговля по прейскурантам, когда покупатель мог выбрать и заказать понравившийся товар. Известен, например, прейскурант торгового дома «Н. Феттеръ и Е. Гинкель». Сомнительно, чтобы кыштымцы (жители заводского поселения с металлургическим профилем) заказывали по прейскуранту ботала для своих Бурёнок. Ценность иллюстрированного издания в том, что он содержит огромное количество товаров по разным направлениям, а это позволяет искать аналоги, определять правильное название предметов и их примерную стоимость. В том числе в прейскуранте есть и конская сбруя, и сбруя для конного транспорта, а также сбруя для скота. В прейскуранте есть и рисунок № 4280 – «Боталы (колокольчики для коровъ)».

Botalo 4

Фото 4. Ботала в Прейскуранте торгового дома Н. Феттер и Е. Гинкель. Из открытых источников

По форме и материалу изготовления ботало из прейскуранта очень похоже на музейный предмет. Торговый дом предлагал к продаже четыре вида таких ботал. В зависимости от размера в 1901 году ботала из бронзированного железа стоили от 8 до 12 копеек. Вполне возможно, что такие могли быть в свободной продаже и в кыштымских лавках, и на базаре. С учётом этих обстоятельств, можно предположить, что музейный образец относится к началу XX века. На тулове ботало неясно просматриваются некие знаки, которые можно посчитать за клеймо, но без реставрационных работ подтвердить подлинность таких предположений не представляется возможным.

Конскому замку повезло меньше. При внешней целостности механическое устройство на сегодня уже не работает. По типу его можно отнести к винтовым замкам с торцевым ключом.

Botalo 5

Фото 5. Конский замок. Из фондов КИРМ

Почему замок называется «конским»? Потому что этот замок закрывает не дверь, а служит для запирания конских пут.   Чтобы лошади не могли далеко уйти, когда пасутся в поле, принимаются определённые меры. Передние ноги связывают с одной задней. Лошадь может только мелко переступать. Ей достаточно этих движений для того, чтобы ходить и щипать траву. Такую лошадь называют стреноженной. Стреножить лошадь – означает буквально сделать её трёхногой, то есть связать верёвкой либо задние, либо передние ноги и ограничить в движении.

Путы – верёвка, которой связывают (путают) бабки передних ног лошади. «Бабки» – это нижняя часть конечности, которая относится к основным статям лошади. Используют путы главным образом при выпасе рабочих лошадей на неогороженном пастбище, особенно ночью, чтобы помешать им далеко уйти. Самые простые путы – верёвочные, но были и металлические. Разнообразные конструкции металлических пут предназначались для борьбы с конокрадством. То есть такие путы – «предок» противоугонных средств, которыми сегодня оснащают автомобили.

Botalo 6

Фото 6. Металлические конные путы. Из открытых источников

Спутывание ног может привести к травмам, поэтому для племенных лошадей не применяется. Встречается информация, что бережливые хозяева, чтобы путы не натирали ноги рабочим лошадям, обшивали их кожей.

Конский замок, который Е. Н. Серебрякова передала в музей, – это лишь часть металлических пут. Как правило, второго экземпляра ключа к таким замкам не существовало – мастерам не удавалось сделать дубликат, приходилось к каждому замку делать индивидуальный ключ. Подобрать ключ нельзя, а спилить замок проблематично – запорная дужка довольно толстая. Да и вручную пилить дужку, которая охватывает конскую ногу, очень сложно.

Визуально   музейный конский замок выглядит, как исправный, но износился ключ, который выкручивал стержень с резьбой в корпусе замка, который запирает дужку.

Botalo 7

Фото 7. Ключ от Конского замка. Из фондов КИРМ

Московское Акционерное общество "Н. Феттер и Е. Гинкель" торговало практически всем, что сделано из металла, стекла и глины. В названном выше прейскуранте есть и конский товар – цепи конские вязаные, цепи (путы) конные, цепи конные (путы) Варшавские (были двух типов – с одним и двумя замками). Есть и «замки конные» за 40 копеек. Как и в случае с ботало, замок из прейскуранта во многом напоминает музейный предмет.

Botalo 8

Фото 8. Замки конные в Прейскуранте торгового дома Н. Феттер и Е. Гинкель. Из открытых источников

Предметы, которые поступили в Музей от Е. Н. Серебряковой, раскрывают самые разные стороны бытовой жизни наших предков во всём её многообразии. В данном случае – крестьянскую сущность жителей кыштымских заводов. Выходя из заводских цехов, металлурги занимались своим бытом, в котором коровы и лошади на протяжении веков были важнейшим элементом их бытия. Музейные предметы, которые отражают бытовую жизнь, имеют научную, историческую, мемориальную и художественную ценность.

Научный сотрудник МУ «Музей» Красильников И. С.

Прочитано 193 раз
Другие материалы в этой категории: « КАК "ФРУНЗЕВКА" СТАЛА "БУДЁНОВКОЙ" КАМЕННЫЙ ТОПОР »