КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ЩЕРБАКОВ КОНСТАНТИН ЯКОВЛЕВИЧ

Краевед города Кыштыма –Константин Яковлевич Щербаков

Константин Яковлевич Щербаков – можно сказать, первый кыштымский исследователь, целая веха в краеведении нашего города, а для нашей семьи – это близкий человек, мой дедушка. Я знала, что дядя Костя (именно так я его называла) разыскивает информацию по истории города, ведет переписку с самыми разными организациями, пишет статьи в газеты, и меня переполняла гордость, что он – краевед! Кстати, я и сейчас этим очень горжусь, да и все родственники тоже.Благодаря его неутомимым поискам документальных свидетельств, историография Кыштыма обогатилась малоизвестными фактами.

Sherbakov 2Константин Яковлевич родился в большой рабочей бедной семье в Кыштыме в 1902 году. Он рано лишился отца, который умер от голода и непосильного труда. Учиться в школе маленькому Косте не пришлось, жил «в людях», зарабатывая себе на жизнь, но окончил все-таки 2 класса начальной школы. Хороших, добрых, отзывчивых людей немало встречалось на его жизненном пути. Живя в чужой семье, многому научился, особенно столярному делу.До войны выстроил себе дом на улице Мамина-Сибиряка, где жила неподалеку его старшая сестра, но пожить в нем ему не пришлось: началась война...Участник гражданской войны (воевал с басмачами в Таджикистане) по повестке военкомата ушел на фронт в 1941 году. Будучи рядовым стрелковой роты, в июле 1942 года получил тяжелое ранение и контузию.Еще до войны, в 1937 году, вступил в партию и стал членом ВКП(б). С августа 1942 года Константин Яковлевич являлся заместителем секретаря партийной организации отдела контрразведки «СМЕРШ» 351 стрелковой дивизии. За время боевых действий он с группой бойцов неоднократно ходил в разведку для выявления боевых порядков противника, и все специальные задания командования выполнял в срок.В условиях боевой обстановки он умело сочетал партийно-воспитательную работу с боевыми задачами, повседневно проводил с бойцами партийно-агитационную работу.С января по март 1943 года Константин Яковлевич выполнял обязанности секретаря парторганизации отдела. За время его работы численность парторганизации выросла на 40% за счет вновь принятых членов и кандидатов ВКП(б).Его боевой путь прошел через Северо-Кавказский фронт, он освобождал Украину, Чехословакию, Польшу. Войну закончил в Польше 9 июня 1945 года в звании старшины. Вернулся домой в 1946 году с Орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».До войны работал в леспромхозе, после войны – директором Дома инвалидов в пос. Канифольный, а позднее – начальником снабжения в леспромхозе.Константин Яковлевич очень любил историю, особенно его интересовала история родного края и города. Он мечтал как можно больше раскрыть страниц прошлого, рассказать о людях, с которыми сводила его судьба.В городском музее хранится большая переписка Константина Яковлевича с центральными, областными архивами, музеями и библиотеками. Например, Центральный Государственный архив СССР сообщил ему, какие материалы хранятся у них по развитию кыштымских заводов. Библиотека СССС им В. И. Ленина сообщила, когда и кем были открыты месторождения руд в Кыштымском районе, а архив Академии наук СССР дополнил, что месторождения Кыштымского горного округа изучал академик Александр Павлович Карпинский.Вел переписку и с архивом Костромской области. Его интересовала организация первого Костромского советского полка, командиром которого был назначен Георгий Андреевич Буренченков, в дальнейшем генерал Советской армии, который в Гражданскую войну освобождал Кыштым от белочехов. Из полученных ответов стали известны его биографические данные.Благодаря его поисковой работе, кыштымцы узнали о приезде в город академика Д. И. Менделеева, писателя Д. Н. Мамина-Сибиряка, наркома цветной металлургии С. Орджоникидзе, Всесоюзного старосты М. И. Калинина, о присвоении звания Героя Советского Союза вице адмиралу А. И. Петелину, о первой листовке в Кыштыме, о том, когда прошел первый поезд через наш город, а также, чьими именами названы улицы города и многом другом.Из достоверных источников Константин Яковлевич Щербаков вычитал, что на Урал на лечение собирался приехать В. И. Ленин. Ответ на этот вопрос он получил из Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС: «… позже Мария Ильинична (младшая сестра В. И. Ленина) вспоминает, что Владимир Ильич и Надежда Константиновна собирались ехать на Кавказ, но «пошла болтовня» и решили ехать на Урал. Все было приготовлено. Но эта поездка не состоялась, помешала болезнь Владимира Ильича. За апрель – май 1922 года Ленин из Москвы не выезжал».

Sherbakov

Краевед часто сам выезжал в областные архивы и музеи Челябинска, Свердловска, скрупулезно работал с первоисточниками. Он во многом способствовал основанию заводских музеев в городе, помог в поиске документов машиностроительному заводу, радиозаводу, дому отдыха «Дальняя дача», ГПТУ № 30, школам, где создавались музеи.

В 1977 году совет городского музея в статье газеты «Кыштымский рабочий» писал: «Большая заслуга в составлении новой экспозиции по истории Кыштыма принадлежит К. Я. Щербакову – неутомимому краеведу, члену совета музея…».Константин Яковлевич ушел из жизни в 1979 году. В начале 1980-х годов дочери Екатерине вручили Орден Красной Звезды (приказ 51/н от 20 мая 1945 г.), который Константин Яковлевич не получил в 1945 году…Мы, родственники, очень его любили. Это был добрый, душевный, отзывчивый человек, готовый всегда прийти на помощь. У него были золотые руки, и когда он гостил у сестер, племянников, обязательно помогал по хозяйству, плотничал. У нас сохранились скамейка, табуретки, сделанные дядей Костей. Помогал он и в строительстве нашего дома, и, позднее, веранды.Я очень ждала его прихода, каждое его посещение было для меня большим праздником. Он вел здоровый образ жизни, никогда не курил и ни капли в рот не брал спиртного. Его день начинался с утренней зарядки и водных процедур. Когда он у нас ночевал, то и мне приходилось делать упражнения вместе с ним! По радио ежедневно транслировали передачу «Производственная гимнастика», и в течение дня он включал приемник и занимался вместе с ними.Его материал об историческом прошлом нашего города и края публиковали в газете «Кыштымский рабочий». С 1966 по 1979 год Константин Яковлевич написал более 100 статей.

Реннер Елена Евгеньевна

 Краевед Константин Яковлевич Щербаков и городской музей

Срок моей активной работы в кыштымском краеведении (точнее, в Историко-революционном музее, в Белом доме и на «Дальней Даче») исчисляется с августа 1979 года до августа 1984 года и составляет ровно 5 лет. На первый взгляд – немного. Но ведь это был тридцатилетний «возраст вершины», возраст Иисуса Христа, когда человек полон молодых сил, а душа жаждет романтики. Писались такие строчки: «Дали открываются – свежесть и простор. Здравствуй, наша Родина, край уральских гор!». У меня перед глазами был образ великого патриота Урала Владимира Павловича Бирюкова.

Sherbakov 1

Мечтал о работе в краеведческом музее, к которой шёл через юношеское увлечение археологией и Уральский университет.Мечта осуществилась в августе 1979 года. У этой музейно-краеведческой истории была прелюдия – моё знакомство с Кыштымом во второй половине 1977 – первой половине 1978 года, когда работал в Кыштымском информационно-вычислительном центре (Республики, 46). Для чего ежедневно приезжал из «сороковки» (город Челябинск-65), где жил с родителями. Начальником ГИВЦ был Виктор Михайлович Федотовских. Принят я был на ставку оператора, фактически служил в отделе статистики. Часто ходил в начале рабочего дня в горисполком, где в кабинете тогдашнего «мэра» Юрия Евлампиевича Кузнецова, оставлял данные о показателях работы промышленных предприятий (на специальной разграфленной доске, похожей на школьную, записывал мелом статистику по производительности труда и так далее). Ездил с отчётами в областное Статистическое управление. Заинтересовавшись ведомственным архивом (как-никак я – «историк-архивовед» согласно диплому), выписал оттуда данные исторического характера, стал готовить по собственной инициативе (но не закончил) статистический сборник «Развитие Кыштыма за годы Советской власти».Разумеется, посетил городской общественный музей, располагавшийся в невысоком каменном здании по адресу: Советская, д. 1. На нём имелась мемориальная доска, сообщавшая, что в гражданскую войну здесь располагался штаб Красной гвардии. Когда зашёл, бросились в глаза чучела зверей, великолепно выполненные, оставлявшие у посетителей неизгладимое впечатление – лося, медведя, волка и лисы. На стенах были развешаны тематические стенды, сопровождаемые фотографиями. Замечу, что впоследствии экспозиция краеведческого музея была целиком перемещена в Белый дом и при мне обновлялась лишь частично. Помню, что в начале текстовой части экспозиции можно было узнать, что первыми жителями кыштымского озёрного края были башкиры. Знаю, что в то время в партийно-ветеранской среде толковали о том, что не стоит углубляться в эту тему, дабы не возбуждать национальный вопрос (как будто у соседней Башкирии могли возникнуть территориальные претензии к Челябинской области?).При входе, за столом сидела заведующая с помошником. Подходит коренастый пожилой мужчина, в рубахе с короткими рукавами, навыпуск. Лицо – крепкое, волевое. И густая шевелюра тёмных волос. Это оказался известный кыштымский краевед Константин Яковлевич Щербаков. После знакомства, я побывал у него дома. Он показал мне два огромных фотоальбома, где я заметил немало дореволюционных открыток. Как потом выяснилось, хозяин много занимался поисковой работой – на столе громоздились папки с материалами и газетными вырезками по истории Революции и Гражданской войны, местных партийной и комсомольской организаций.Он, судя по фотоснимкам, дружил с «красными следопытами», водил юных пионеров на экскурсии к обелиску у озера Сугомак. Очевидно, в тот период у городского Совета ветеранов, активистом которого он являлся, главной была задача подготовки к близкому 60-летнему юбилею Октябрьской революции. Интересовала Константина Яковлевича и более ранняя история. Именно от него удалось узнать происхождение топонима «Кыштым» (а он для этого писал в Уфу, в Институт истории, языка и литературы).Краевед не только вёл огромную поисковую работу, отдав этому последние годы жизни, но и много писал для «Кыштымского рабочего» (так что подшивки городской газеты являются для нас источником для восстановления его литературного фонда). В тот момент он был озабочен подготовкой публикации о Дальней даче, в чём я (удивительное дело!) смог ему посодействовать: сообщил об археологе В. Г. Дружинине, имевшем прямое отношение к Дальней даче.Мне и позже приходилось сталкиваться с Константином Яковлевичем. Например, встречал его случайно на улице Республики, следуя после работы в центр города на автобусную остановку.В 1978 году, незадолго до своего ухода из жизни, он горел идеей перевести городской музей в Белый дом, который, по мнению ветеранской организации, идеально подходил для Музея. К тому времени краевед-энтузиаст успел многое сделать для музея машзавода и других заводских музеев, о чём свидетельствуют общие фотографии, где он снят среди организаторов. Помню, что Константин Яковлевич буквально за руку привёл меня к Белому дому. Мы остановились у левого входа с чугунными ступенями каслинского литья. Забыл содержание его рассказа, но до сих пор помню полученное впечатление от тех старины и тайны, которыми дышал великолепный демидовский особняк.В конце лета 1978 года я, уволившись в ГИВЦ, устроился на хлебозавод (в моём закрытом городе), где с 1947 года работала мастером моя родная тётя по отцу, Мария Александрова. Был принят на рабочее место машиниста-засыпщика. Причины перехода – зарплата (почти две сотни рублей против 70 в Кыштыме) и работа недалеко от дома. За год я смог приобрести ряд дорогих вещей, например, современный магнитофон, позволявший слушать песни любимых мною бардов.Целый год я не был в Кыштыме. Ничего не знал о том, что там происходит. А случилось следующее. В феврале 1979 года умер старый краевед Щербаков, добившись с неимоверным трудом, преображения главного музея города, успев стать свидетелем этого чуда. К Новому 1979 году был учреждён Историко-революционный музей. В штат нового учреждения были зачислены Чекалина Галина Петровна (на ставку хранителя) и пожилая Лузина Вера Фёдоровна (техничка). Кстати, дочь второй, Людмила Александровна, работала в ту пору директором библиотеки имени Б. Швейкина. До официального вступления Чекалиной и Лузиной в должность, ответственным за сохранность музейных фондов являлась председатель городской организации ВООПИК Козлова Татьяна Ануардовна.Таким образом, с начала 1979 года Музей, переехав к тому сроку на новое место, формально стал государственным, попавшим в ведение отдела культуры горисполкома. Заведующей Отделом была В. В. Глазкова, под началом которой находились также Центральная библиотека имени Бориса Швейкина, Музыкальная школа («Дом Дружининых») и Дом культуры имени Горького («Народный дом»).По словам Галины Петровны, именно Чекалина и стала первым директором городского музея в его новом статусе. Ей пришлось изрядно потрудиться при перевозках музейного имущества и обустройстве. Но ещё более – при заказе в Челябинске, перевозке и установке вертикальных высоких стеллажей, совершенно изменивших облик экспозиции. Увеличился приток посетителей Музея, стали проводиться групповые экскурсии (для отдыхающих из Домов отдыха «Дальняя Дача» и «Красный Камень»).В остальном Музей остался прежним. Для коренных перемен требовался руководитель со специальным образованием.

Клепалов Александр Петрович